Крупнейшая бесплатная электронная библиотека 326 764 книг в 270 жанрах 88 459 автора

Литературоведение (1546)

Сортировать по:
covers Обложки
list Список
list Аннотация
1546 книг
Показать по:
20
«Повесть временных лет» как исторический источник

Никитин Андрей Леонидович

«Повесть временных лет» как исторический источник

Никитин Андрей Леонидович
«Повесть временных лет» как исторический источник

В книге рассматриваются вопросы достоверности сведений древнейших русских летописей, используемых для реконструкции событий ранних веков русской истории.

Первая часть посвящена анализу структуры, хронологии, терминологии и стилистики «Повести временных лет», вопросам ее авторства, количеству редакций, их объемов, датировок и вероятного времени сложения окончательного текста.

Во второй части исследуются спорные вопросы текстологии и атрибуции памятников русской письменности и искусства XII–XV вв. (Ипатьевская летопись, «Слово о полку Игореве», «Задонщина», «Троица» Андрея Рублева), а также ряда событий истории XIV–XVI вв. (Куликовская битва, второй брак Василия III, опричнина Ивана IV).

Книга рассчитана на специалистов по истории России, историков литературы, преподавателей вузов, студентов, а также на широкий круг читателей, интересующихся этими вопросами.

Рекомендуется в качестве пособия для семинарских занятий.

Книга содержит таблицы и inline-картинки.

* * *
Беседы о русской культуре. Быт и традиции русского дворянства (XVIII — начало XIX века)

Беседы о русской культуре. Быт и традиции русского дворянства (XVIII — начало XIX века)

Беседы о русской культуре. Быт и традиции русского дворянства (XVIII — начало XIX века)

Автор — выдающийся теоретик и историк культуры, основатель тартуско-московской семиотической школы. Его читательская аудитория огромна — от специалистов, которым адресованы труды по типологии культуры, до школьников, взявших в руки «Комментарий» к «Евгению Онегину». Книга создана на основе цикла телевизионных лекций, рассказывающих о культуре русского дворянства. Минувшая эпоха представлена через реалии повседневной жизни, блестяще воссозданные в главах «Дуэль», «Карточная игра», «Бал» и др. Книга населена героями русской литературы и историческими лицами — среди них Петр I, Суворов, Александр I, декабристы. Фактическая новизна и широкий круг литературных ассоциаций, фундаментальность и живость изложения делают ее ценнейшим изданием, в котором любой читатель найдет интересное и полезное для себя.

Для учащихся книга станет необходимым дополнением к курсу русской истории и литературы.

Бесы: Роман-предупреждение

Сараскина Людмила Ивановна

Бесы: Роман-предупреждение

Сараскина Людмила Ивановна
Бесы: Роман-предупреждение

В «Бесах» Достоевского с пугающей силой предвидения было угадано многое из того, что явила наша последующая история. Однако роман, с навешенным на него

ярлыком «махровая реакция», долгие годы принято было клеймить и обличать.

Книга Л. Сараскиной рассказывает об историческом, духовном и художествен ном опыте, который заключает в себе роман-предупреждение Достоевского. Деятель

ность идейных наследников Петра Верховенского и Шигалева прослеживается в России 30-х годов, в ряде других стран, исследуется на материале произведений Е. Замятина, И. Бунина, В. Короленко, М. Волошина, М. Горького, А. Белого, Дж. Оруэлла, Б. Можаева, творчества Р. Тагора, Акутагавы Рюноскэ…

«Вообще, в лице этого исследователя наше литературоведение имеет, по-моему, человека призванного, для которого Достоевский (и особенно — «Бесы») — это не предмет чисто академического интереса (хотя она и обладает превосходной академической школой), а судьба».

Санскрит во льдах, или возвращение из Офира

Мильдон Валерий Ильич

Санскрит во льдах, или возвращение из Офира

Мильдон Валерий Ильич
Санскрит во льдах, или возвращение из Офира

В качестве литературного жанра утопия существует едва ли не столько же, сколько сама история. Поэтому, оставаясь специфическим жанром художественного творчества, она вместе с тем выражает устойчивые представления сознания.

В книге литературная утопия рассматривается как явление отечественной беллетристики. Художественная топология позволяет проникнуть в те слои представления человека о мире, которые непроницаемы для иных аналитических средств. Основной предмет анализа — изображение русской литературой несуществующего места, уто — поса, проблема бытия рассматривается словно «с изнанки». Автор исследует некоторые черты национального воображения, сопоставляя их с аналогичными чертами западноевропейских и восточных (например, арабских, китайских) утопий.

Вслед за героями книг

Вслед за героями книг

Вслед за героями книг

Да я же всех знаю! – воскликнешь ты, раскрывая эту книгу. Конечно, ты знаешь бесстрашного Спартака. Ты бился вместе с Айвенго на турнире в Ашби и сопровождал благородного Квентина Дорварда в его опасном путешествии из Тура в мятежный город Льеж. Ты восхищался мужеством купца Калашникова, не побоявшегося вступить в бой с царским опричником. Ты забывал о времени, следя за необыкновенными приключениями отважных мушкетёров. . .

Итак, все они – твои старые знакомые. А теперь представим себе: как-то вечером ты и твои приятели собрались у меня дома. Вы расселись поудобнее, и зашёл у нас разговор о героях любимых книг. – «Спартака» читал? – спросил бы я тебя. – Ну, а что представлял собой Рим в то время? В каких домах жили тогда люди? Как они были одеты? – А вот ты, приятель, кажется, хорошо знаешь «Трёх мушкетёров»? Не скажешь ли ты, какое оружие в те времена применяли? – А ты, друг, помнишь наизусть многие строфы из «Евгения Онегина». А какой была Москва во времена Пушкина?

Прим OCR: Это одна из лучших книг для детей. И лучшее издание. Может быть не во всем научно выверенные или отвечающие сегодняшней исторической моде, но прекрасно подобранные и понятные для детей.